Попытка Победы снять подозрения

Попытка Победы снять подозрения

Илона17.11.20170
Илона17.11.20170
news1-17-11-2017.jpg

Перевозчик «Победа», который так активно меняет правила провоза ручной клади, пытался объяснить свои действия на специальной пресс-конференции. Эксперты уже успели заметить, что генеральный директор перевозчика не знает, как отвечать на некоторые вопросы, потому что объяснить странные правила на законодательном уровне не получается.
Среди прочих новостей перевозчика стоит отметить, что с 15 ноября уже не предоставляется возможность онлайн-продажи платной ручной клади. Объяснить такие действия можно тем, что перевозчик пытается «пролезть» в щель в законе. Нет обозначения платной ручной клади — нет нарушения, а все остальное нужно еще доказать.

Отсутствие возможности онлайн-оформления ручной клади не означает, что перевозчик будет брать бесплатно хотя бы то, что предусмотрено ФАП. Просто назвать это решили иначе. Пассажир может купить место только в аэропорту, при этом указывается, что он оплачивает «багаж, который допускается к перевозке в пассажирском самолете при наличии места». Та же оплата, только названа по-другому.

Что говорит директор «Победы»?

Он считает, что в качестве примера можно представить Ryanair, easyJet, AirAsia, которые успешно внедрили подобные правила. А. Калмыков не понимает, почему другим можно, а «Победе» нет? До того, как вышла редакция ФАП, пассажирам позволяли брать достаточно большую ручную кладь, весом 8-10 килограмм. По словам Калмыкова, руководство лоукостера поняло, что нельзя использовать передовой опыт, так как у них иная ситуация — регулятор обязывает обязательно выделять место для каждого пассажира, чтобы он мог провести вещи, в том числе и безусловно бесплатные.

Вот только объективно объяснить, для чего создавать такие нормы, в которые ни один чемодан не влезет, Калмыков не захотел. По его словам, в таких нормах нет ничего страшного, ведь они рекомендованы разработчиками Boeing.

Дело в том, что «дочка» Аэрофлота направила запрос к разработчикам самолетов с просьбой уяснить, какой должна быть ручная кладь, чтобы все пассажиры могли комфортно и безопасно разместиться в салоне. Именно ограничения в 36×30×27 были переданы перевозчику самими разработчиками. Речь идет о самолетах вместительностью 189 мест. Иными словами, в самолет можно уместить 189 сумок такого размера. Как раньше умудрялись помещать большие сумки — вопрос.

Калмыков напомнил, что перевозчик не стал ограничивать вес ручной клади, хотя мог обозначить максимально допустимый вес в 5 килограмм. Все, что влезет в калибратор — на борт возьмут бесплатно.

На вопрос, влезет ли туда костюм в портпледе, эксперт решил ответить аналогичным вопросом — кому нужен мятый костюм? Авиакомпании должны перевозить костюмы в портпледе, но на бортах «Победы» нет гардеробов, потому тем, кто задумает все же перевозить костюм, придется воспользоваться услугами иных перевозчиков. Это и покупок из магазинов беспошлинной торговли касается. Влазит покупка в калибратор — везете бесплатно, а нет — значит нет. Верхнюю одежду можно брать только ту, которую пассажир надел на себя — все остальное проходит через калибратор.

Следующий ответ директора перевозчика касается безусловно бесплатно провозимых вещей. В связи с этим, Калмыков говорит, что портплед — это не ручная кладь. Нововведение основано на ФАП, где хоть говорится, что ограничений быть не должно, но перевозчик прислушиваться не собирается. Есть другие нормы, продиктованные производителем самолета. Как раз там и указано, что можно безопасно перевозить, а что нет.

Наблюдатели сомневаются, что компания Boeing в ответ на запрос могла дать такой интересный ответ. Сотни авиакомпаний во всем мире используют Boeing 737-800 для перевозки пассажиров и берут большую ручную кладь, что наталкивает на мысль об очередном обмане «Победы». Со своей стороны Андрей Калмыков отрицает действия вне закона и говорит, что теперь все правила простые и прозрачные, так что каждый сможет заранее рассчитать все доплаты.

Как вы думаете, могли ли представители Boeing дать такой ответ на запрос «Победы»? Был ли вообще запрос?