Музей-усадьба Л.Н. Толстого в Хамовниках

Музей-усадьба Л.Н. Толстого в Хамовниках

muzey-usadba-l-n-tolstogo-v-khamovnikah-countryscanner-1.jpg

Московский особняк, по указанию Ленина преображенный в музей Толстого в Хамовниках, был единственным городским жилищем семейства Льва Николаевича. Непродолжительное постоянное проживание в Москве позволило, тем не менее, нажить достаточно добра для музейной экспозиции. Даже после посещения гораздо более обжитой Ясной Поляны визит в музей Толстого в Хамовниках станет очень познавательным и интересным.

За высокой резной оградой из досок с иллюстрированной вывеской, приглашающей в музей Толстого в Хамовниках, скрывается двухэтажный дом. В конце XIX века, когда была приобретена московская усадьба, здесь находился район ткацких фабрик и других предприятий. Причудливая конфигурация здания образовывала в нем помещения с различной слышимостью заводских гудков, от пробуждения по утрам до полной звукоизоляции.

Двухэтажный московский особняк превращен в музей Толстого в Хамовниках по личному указанию лидера большевиков Ленина.

Особенно привлекало Льва Николаевича и домочадцев наличие фруктового сада, напоминающего о родовой Ясной Поляне. Множество плодоносящих яблоневых деревьев дополнялось другими полезными насаждениями, от слив и вишен до малины и крыжовника. Особенно приятная обстановка здесь возникала весной, в пору цветения, радуя семейство сходством с родной усадьбой Ясная Поляна.

Яблоневый сад, окружающий нынешний музей Толстого в Хамовниках, придавал дому сходство с родовой усадьбой Ясная Поляна.

Толстой вынужден был согласиться на приобретение и переезд в шумный город по двум весомым обстоятельствам. Ему хотелось дать детям законченное официальное образование, какого не имел сам. Кроме того, самому писателю было удобнее взаимодействовать с издательствами, работать в архивах, общаться в товарищами по литературной работе. Общительны были дети и супруга Льва Николаевича, у которых появились многие друзья и знакомые.

Войдем в музей Толстого в Хамовниках

Прихожая писательского особняка больше напоминает приемную какого-то учреждения, нежели вход в жилище большой семьи. Типичный чиновничий стол выглядит как секретарское рабочее место, что соответствовало реальности. Немалое количество стульев для визитеров говорит о деловой активности и немалой популярности Толстого, вынужденного организовать и запись на прием, и регистрацию.

Обстановка прихожей в музее Толстого в Хамовниках напоминает скорее приемную какого-то чиновника с рабочим местом секретаря.

Продолжением приемной была парадная лестница на второй этаж, под которой размещалась вешалка для верхней одежды. Для антуража здесь размещено меховое пальто Льва Николаевича, других вещей нет. Ступени лестницы с белоснежными перилами и балюстрадой застланы ковровой дорожкой, что создает музейную обстановку. К медвежьему чучелу на промежуточной площадке вернемся позднее.

Под парадной лестницей на второй этаж музея Толстого в Хамовниках в стеклянном футляре с подсветкой хранится подлинная шуба писателя.

Лестница понадобится экскурсантам ближе к концу визита в музей Толстого в Хамовниках, до этого осматривают комнаты первого этажа. По сложившемуся в семье распределению, здесь располагались помещения личного и семейного пользования, мало где из этих комнат бывали посторонние люди. Многодетному семейству для совместной трапезы и помещение требовалось соответствующих размеров.

Семейная столовая и угловая комната

Длинный обеденный стол мог вместить всех, но полным составом в обязательном порядке проводили только обед, обычно в шесть часов вечера. Сервировка стола совсем не простецкая, вполне соответствует дворянской семье приличного достатка. Очевидно, намеренно устроители экспозиции выставили две супницы, чтобы напомнить о вегетарианстве Льва Николаевича. Освещалась столовая старомодным керосиновым светильником в потолочном варианте. Определенные сезоны позволяли обходиться естественным освещением, его обеспечивало широкое окно, выходящее в сад.

Были в семье свои устоявшиеся ритуалы, например, суп стоя разливала Софья Андреевна. Прислуга в доме имелась, но она только ставила перед едоками наполненные тарелки. Супруги садились рядом друг с другом, Софья Андреевна всегда спиной к окну. По длинным сторонам рассаживались дети, мальчики напротив девочек. Кроме просторного стола, в помещении только сервант с фарфором на открытых полках и керамическими вазами наверху. Стены столовой украшены скупо – старинными часами и рисунком Татьяны, изобразившей свою сестру Марию, причем вполне профессионально.

Смежная с семейной столовой угловая комната первого этажа не имела постоянного обитателя, здесь в различные периоды проживали и родственники, и дети. Использовали помещение как своеобразный музыкальный салон для узкого круга. На рояле иногда играл и сам Лев Николаевич, но основным исполнителем был его сын Сергей. Он стал композитором и музыковедом, единственным из детей Толстых, оставшийся в России после революции.

Смежная со столовой угловая комната с роялем сохраняет в музее Толстого в Хамовниках обстановку семейного музыкального салона.

Сергей Львович был преподавателем и профессором Московской консерватории, награжден орденом Трудового Красного знамени. На стене угловой комнаты портрет его первой жены, написанный ее подругой Татьяной Львовной. Барельеф работы Гинзбурга изображает саму художницу. Возвращаясь к осмотру комнаты, отметим универсальность и достаточность меблировки для проживания.

Универсальная супружеская спальня

Опочивальня супругов Толстых, кроме использования по прямому назначению, выполняла еще некоторые функции. Добротные кровати из древесины ореха высокой ширмой отгорожены от зоны женской гостиной, на ближней к входу, где спал глава семьи, постелено связанное супругой одеяло. В прозрачной витрине возле второй кровати помещено вечернее платье Софьи Андреевны, рядом – застеленный белой скатертью столик для умывания.

Музей Толстого в Хамовниках хранит прежнюю обстановку супружеской спальни, где часть пространства отгорожена ширмой.

Для наших современников подобный способ умывания, несомненно, в диковинку. Целый набор фарфоровых изделий использовали наши предки, не имеющие кранов с текущей из них водой. Возможно, раньше верхом комфортности считали близость столика для гигиенических процедур к спальному месту. Нечасто в наше время встретишь и использование спален в иных целях, кроме непосредственно ночного отдыха.

За ширмой в спальном помещении выделено пространство женской гостиной, где Софья Андреевна и принимала близких подруг и родственниц, и рукодельничала, и переписывала набело рукописи Толстого. Она выработала навык разбирать не отличающийся четкостью почерк мужа, готовила к печати практически все его рукописи. В этом уютном уголке можно было и посекретничать, и устроить чаепитие под портретом с дочкой, копии с работы Николая Ге.

Вязание, плетение кружев и вышивание были любимыми рукоделиями Софьи Андреевны, ее работы встречаются практически в каждой комнате толстовского дома. Специальный столик для своих занятий она разместила непосредственно перед окном, чтобы максимально использовать естественное освещение. Под стеклом на рукодельном столике сохранены образцы изделий, выполненных супругой великого писателя собственноручно.

Детские помещения

Рожала Софья Андреевна абсолютно регулярно в течение четверти века, но не все дети супругов пережили младенчество. Пятеро из тринадцати умерли либо при родах, либо в первые годы жизни, однако и восемь оставшихся требовали помещений разного назначения. Обитателями детской комнаты, что рядом с родительской спальней, были младшие дети Толстых. Сохранена в комнате обстановка, оставшаяся от последнего ребенка, Ванечки, умершего от скарлатины в неполные 7 лет.

Московский музей Толстого в Хамовниках сохраняет обстановку детской комнаты, какой она была в момент кончины 7-летнего младшего ребенка в семье.

Здесь можно видеть кровать мальчика, рядом постель его няни. На детской постели – одно из рукоделий его матери, в другом углу детской комнаты еще несколько памятных для семьи предметов. Это приспособленный для кормления ребенка стул со столиком и подножкой, наряженная кукла-манекен, лошадка-качалка с уздечкой, стременами и седлом. На угловой тумбочке фотографии Вани в разном возрасте, так и не повзрослевшего.

Переделанный для кормления ребенка стул и детские игрушки, демонстрируемые музеем Толстого в Хамовниках, принадлежали Ванечке.

Выросшие дети расселялись по другим комнатам просторного дома, некоторые из них сохранили присвоенные им в семье наименования. Классная комната не только соответствовала названию, служа для учебных занятий, здесь еще проживала младшая дочь Александра с гувернанткой, которых подбирала лично Софья Андреевна. Хозяйкой дома вышит чехол на кресле-качалке, рядом на столике очередное ее рукоделие.

Классная комната, где занимались уроками дети, сохранила только часть прежней обстановки. Музей Толстого в Хамовниках представляет то, что осталось.

По соседству с Классной комнатой – так называемая Комната мальчиков, где жили дети среднего возраста. Не сохранились их простые железные кровати, оставшаяся обстановка также довольно аскетична. Незатейливы стол для учебных занятий и боковой столик с фарфоровыми туалетными принадлежностями, таковы же остальные предметы меблировки.

Не уцелели до наших дней в музее Толстого в Хамовниках, в комнате мальчиков среднего возраста их простые кровати, осталась лишь часть обстановки.

Последними обитателями Комнаты мальчиков были Андрей и Михаил, здесь они жили как будучи гимназистами, так и обучаясь в лицее. На столе в простенке между двумя окнами сохранились некоторые подлинные вещи мальчиков, в частности глобус и несколько томиков учебной литературы. В память о музыкальных пристрастиях сохранена гитара, хотя круг инструментов был шире, особенно у Михаила.

Комната Татьяны Львовны

Вторая по старшинству после Сергея, Татьяна, прожила в московском особняке, где сейчас музей Толстого в Хамовниках, от рождения до замужества. Родительский дом она покинула незадолго до его продажи, поэтому наиболее сохранившейся оказалась обстановка именно ее комнаты. Здесь обилие разнообразной мебели, множество памятных изображений и вещей, обличающих творческую натуру хозяйки.

Самым наполненным экспонатами в музее Толстого в Хамовниках выглядит комната Татьяны Львовны, знакомой с многими художниками.

Татьяна Львовна обучалась в московском Училище живописи, ваяния и зодчества, была знакома со многими известными художниками того времени. Илья Репин и Леонид Пастернак, Николай Ге и Касаткин бывали здесь в гостях, портреты хозяйки выполняли практически все. Некоторые из них развешены на стенах комнаты, а фото исполнителей украшают круглый столик под красочной узорчатой скатертью.

Продолжение портретной галереи располагается на противоположной стене, где в центре вывешен автопортрет художницы. Из-за ограниченности пространства комнаты некоторые полотна в рамах выставлены на полу, рядом с ними, в углу помещения, скульптурный портрет Льва Толстого работы Павла Трубецкого. Квадратный столик в окружении предметов мебельного гарнитура примечателен не столько оригинальным светильником, сколько скатертью.

Многочисленные портреты Татьяны Львовны, выполненные знаменитыми художниками, соседствуют в комнате музея Толстого в Хамовниках с бюстом писателя.

По заведенной семейной традиции, почетные гости наравне с хозяевами оставляли на скатерти свои росписи мелом. Хозяйка позднее вышивала автографы цветными нитками, сохраняя таким образом память об известных личностях. Помнится, подобное мы наблюдали и описывали в статье об имении Саввы Мамонтова – Музей-заповедник усадьба Абрамцево. Однако повторение одинаковых достопримечательностей ценности автографов никак не умаляет.

Подсобные помещения первого этажа

Первое хозяйственное помещение – буфетная, куда доставляли приготовленную на отдельно стоящей кухне еду. Отсюда блюда подавались к столу, здесь же хранились запасы посуды, на случай увеличения количества приглашенных к трапезе. Размещена она на некрашеном столе из струганых досок, для сохранности укрыта прозрачным кожухом. В углу второй поднос, на нем самовар и кофеварка, рядом керосинка.

Буфетная в музее Толстого в Хамовниках прежде была местом хранения посуды и приготовления утреннего кофе для Льва Николаевича.

Именно здесь готовился утренний кофе для Льва Николаевича, иногда он делал это самостоятельно по дороге на второй этаж, где работал. Натуральный напиток в те времена был большой редкостью, подобие кофе готовили из дубовых желудей и ячменных зерен. Толстой со своими вегетарианскими привычками и редкой для дворян неприхотливостью пользовался тем, что есть, хотя возможности имел широкие.

К своему кабинету и рабочей комнате Лев Николаевич поднимался по лестнице черного хода, чтобы не тревожить спящих домочадцев. По пути он миновал еще одно хозяйственное помещение, которое по давней привычке именовалось Девичьей комнатой. Использовалось оно для неприметных, но обязательных работ, которые обеспечивали существование многодетной семьи Толстых.

Экскурсоводы музея Толстого в Хамовниках показывают посетителям утренний маршрут следования писателя на второй этаж дома.

Здесь стирали и гладили белье, чистили предметы одежды и домашнего обихода, выполняли другие дела по немалому хозяйству. Несмотря на свое подсобное предназначение, Девичья комната сохранена в целости, без нее музей Толстого в Хамовниках не смог бы показать посетителям ежедневный путь великого писателя к своему рабочему месту.

Переходим на второй этаж

Показав повседневный маршрут писателя, своих посетителей музей Толстого в Хамовниках просит пройти на второй этаж по парадной лестнице. Именно так проходили почетные гости хозяев дома, нынешних встречают с таким же почитанием. На промежуточной площадке лестницы уже упомянутое чучело медведя, при ближайшем рассмотрении оказывающееся медвежонком, с блюдом для визитных карточек.

Вид на промежуточную площадку парадной лестницы музея Толстого в Хамовниках, с чучелом медвежонка и блюдом для визитных карточек в лапах.

На уровне подвесной керосиновой лампы, на стене висят старинные маятниковые часы. Под ними несколько контейнеров с комнатными растениями, натуральными, а не муляжами. Узнаваемая и давно известная в России вьющаяся монстера соседствует с другими декоративными лиственными, среди них сравнительно недавно появившийся замиокулькас с длинными стрелками стеблей и мелкими блестящими листьями.

На верхней лестничной площадке внимание посетителей экскурсоводы привлекают к акварельным иллюстрациям известнейшей повести Толстого – Холстомер. Они были подарены писателю автором, известным живописцем Николаем Сверчковым и изображают Холстомера сначала жеребенком, затем зрелой лошадью. Самостоятельные туристы замечают акварели не сразу, отвлекаясь на осмотр иных экспонатов.

Стену верхней площадки парадной лестницы музея Толстого в Хамовниках украшают иллюстрации к повести Холстомер и античный бюст.

Кроме высокого, под самый потолок зеркала, оправа которого сделана как одно целое с полукруглым столиком, в углу выставлен античный бюст. Изображает он героя греческого эпоса Антиноя, главного из претендентов на руку Пенелопы при отсутствии Одиссея. Был убит стрелой героя, вернувшегося под видом нищего и оскорбленного Антиноем. Бюст был пособием для совершенствования навыков рисования с натуры для Татьяны Львовны.

Парадные помещения

В отличие от кабинета и рабочей комнаты писателя, размещенных в старой части второго этажа, парадные помещения расположены в надстройке, выполненной по плану самого Льва Николаевича. Зал для приема гостей – крупнейшее из помещений здания, на три выходящих в сад окна. Раздвинутый стол под белой скатертью, с самоваром и старинным лиможским сервизом служил для торжественных Больших чаепитий с уважаемыми гостями.

Парадный зал писательского дома воссоздан в музее Толстого в Хамовниках в первозданном виде, сложившемся при хозяевах.

На заднем плане, у зеркала, еще один стол, из красного дерева, за которым Толстой читал свои произведения близким и соратникам по писательскому труду. Там же проходили шахматные поединки, всерьез увлекавшие Льва Николаевича и его гостей. Возле дальней стены расположен рояль, на котором играли лучшие композиторы того времени – Танеев, Римский-Корсаков, Рахманинов, Скрябин. Медвежья шкура под музыкальным инструментом напоминала об одной из охот с участием Толстого, едва не обернувшейся трагедией.

Не очень жаловал Лев Николаевич подчеркнуто роскошно оформленную большую гостиную, также ориентированную на прием широкого круга знакомых и друзей. Здесь в основном царила Софья Андреевна, развлекая участников прошедшего чаепития, муж изредка заходил, если был кем-либо заинтересован. При входе на шахматном столике – подарок детей к 30-летию бракосочетания, оформленные в кожаную оправу фотографии членов семьи.

Подаренная детьми к 30-летию свадьбы родителей рамка с фотографиями встречает посещающих музей Толстого в Хамовниках в большой гостиной.

Возле дальнего окна – рабочий стол хозяйки, где она и работала с хозяйственными документами, и переписывала произведения супруга. На противоположной окнам стене размещены копии портретов, выполненных известнейшими в то время художниками, Валентином Серовым, Ге, Репиным. Небольшие пейзажные зарисовки выполнены самой Софьей Андреевной. В помещении много столов и столиков разной формы, занятых сувенирами.

Большая гостиная музея Толстого в Хамовниках служит местом размещения копий полотен известных художников, современников писателя.

Дальний угол большой гостиной занят турецким диваном с характерными цилиндрами подушек, расцветка его обивки схожа со скатертью одного из столиков. Остальная мебель, как и шторы, подобрана с учетом расцветки громадного ковра на полу помещения. Над диваном – одно из изделий хозяйки, собственноручно выполненный ею ковер, на который помещено продолговатое узкое зеркало.

Коридор и помещения слуг

Узкий коридор второго этажа, соединяющий новую надстройку с неизменной с 1800-х годов частью здания, в семействе прозвали катакомбами. Здесь располагались известные уже тогда встроенные шкафы для одежды, подобные нынешним шкафам-купе. Музей Толстого в Хамовниках использует один из них для демонстрации сохранившихся нарядов Софьи Андреевны и дочерей. Далее предлагается осмотр некоторых помещений прислуги.

В небольших по площади комнатах на одно окно проживали экономка с портнихой, а также камердинер семейства. Это были долго работавшие у Толстых люди, пользующиеся полным доверием хозяев. Всего же семейству прислуживало около десятка человек, выполнявших работы как внутри здания, так и на прилегающей территории. Наименее охотно принимал их услуги Лев Николаевич, считавший это противоречившим натуге людей.

Рабочая комната и кабинет Льва Толстого

Для занятий практическими ремеслами и гимнастикой у Толстого была рабочая комната, а писательством он занимался в кабинете. Рабочая комната была его личной вотчиной, здесь он и уборку делал сам, без помощи слуг. Рано просыпавшийся, Лев Николаевич мог и умыться, не тревожа спящих, и переодеться для прогулки и повседневного труда. Рабочая комната и сейчас хранит одежду писателя, в ней он колол дрова, привозил воду из колодца в саду.

О других занятиях рассказывают экспонаты, представленные в рабочей комнате – ежедневно используемые гимнастические гантели и набор сапожных инструментов. Ремесло сапожника, редкое занятие для персоны графского статуса, Лев Николаевич освоил до уровня практического умения сшить сапоги, закрепить подошвы и подбить. Даже образцы выполненных работ представлены. Есть еще поздний подарок – велосипед, освоенный в 67 лет.

Главный предмет кабинета писателя как при жизни, так и в экспозиции музея Толстого в Хамовниках – его необычный рабочий стол. Столешница ограждена балюстрадой наподобие террасы, на ней подлинные предметы, используемые Львом Николаевичем в литературном труде. Выделяется малахитовый письменный прибор и бронзовые подсвечники, несколько рукописных листов среди книг и других вещей.

Кабинет Льва Николаевича в музее Толстого в Хамовниках, содержащий его письменный стол, - одно из популярнейших мест у посетителей.

У необычно низкого стула ножки писатель укоротил сам, чтобы ослабевшие глаза находились ближе к листам рукописи. В углу помещения находится раскладная конторка для письма стоя, ее Толстой использовал, когда уставал сидеть. На просторном кожаном диване он мог отдохнуть при желании, а иногда, долго заработавшись, здесь и засыпал. Интерьер толстовского кабинета, в особенности стол с балюстрадой, запечатлели Репин и Ге на известных портретах гения мировой литературы.

Почти два десятилетия проживания Льва Николаевича делают мемориальным музей Толстого в Хамовниках. Он достоин посещения не менее родовой усадьбы Ясная Поляна или прилегающей железнодорожной станции Козлова Засека – даже провинциальный вокзал стал музеем. Здесь представлено и семейство великого писателя и самобытного философа, и его рабочие помещения, бесценные для почитателей.