Винный музей Нумиси

numisi-countryscanner-1.jpg

Не просто старинное, реально древнее грузинское село Велисцихе основано около VI века, но известно другим. Здесь находится музей Нумиси, позиционирующий себя как винный, на самом деле – настоящий этнографический в миниатюре. Посетив, увидите выращивание винограда, все стадии винного производства, старинное оборудование и инвентарь, но не только. Это еще и хранилище любопытных старых вещей в капитальном каменном доме со многими надворными постройками. Своей визитной карточкой музей Нумиси представляет живописную террасу.

Изюминки здесь – кирпичные колонны под старину, ограждение из валунов и каменные плиты типа прилавка. Валуны использованы и в других строениях, и для мощения двора. Однако каменным мешком музей Нумиси не назовешь, его красит обильное озеленение. Это и лианы дикого винограда, и яблоня, цветущие и декоративно-лиственные растения. На террасе уже начинается экспозиция инвентаря, но он не выставлен напоказ. Предметы словно оставлены хозяевами на местах при перерыве в использовании, как старинные весы на барьере.

Старинные рычажные весы музей Нумиси выставил на видное место вовсе не для торговых операций, это один из экспонатов.

Измерительное устройство рычажного типа, то есть простейшее из возможных, выглядит непрезентабельно, но весы рабочие. Для собственных нужд до сих пор пригодны, но в торговлю их бы не допустили. В представленном виде весы были бы забракованы и метрологами, и санитарными врачами. Правила изготовления, содержания и проверки весов Российской империи разрабатывал еще в позапрошлом веке великий Менделеев. Однако музей Нумиси может экспонатом гордиться, редко где отыщется такой раритет.

Кстати, о весе и массе: это разные вещи, вес давит на опору, масса – количество вещества. Масса отражает запас энергии, она одинакова в Африке и на Луне. Вес на спутнике Земли на пружинных весах в 6 раз меньше, но рычажные сравнивают массы, на них показания будут прежними. Знаменитая формула Эйнштейна заставила ученых думать о новом эталоне килограмма вместо иридиевой болванки, созданной в 1889 году. В 2018-м придумали — связать эталон с постоянной Планка (то есть со скоростью света и энергией).

Винный музей Нумиси показывает инвентарь виноградаря

Хозяйственный сарай допотопного вида поднят над землей на стойках, подобно русскому амбару. Внутрь не заглядывали, снаружи это хранилище разнообразных предметов хозяйственного инвентаря, инструментов земледелия, вещей домашнего обихода. Сундуки и короба для хранения чего угодно соседствуют с птичьими клетками и корзинкой с барахлом. Здесь же треснувший фонарь и заржавевшая без употребления цепь. Боковая стена – словно стенд для сельскохозяйственных орудий, подвешенных либо прислоненных.

Кроме просторного каменного дома с подвалом и виноградника, музей Нумиси показывает и надворные постройки, в том числе этот сарай.

Тронутые ржавчиной слесарные тиски говорят о навыках элементарной обработки металла, для ковки приготовлен кузнечный молот. Поломанные грабли сохранены на всякий случай, исправные инструменты скорее всего в другом месте. Перечислять все, что хранит музей Нумиси, нет смысла, упомянем аккуратные сани для одиночных недалеких поездок. Не каждое орудие или фрагмент можно опознать, многие хранятся поврежденными. Запасные колеса от повозок позволяют предположить, что поблизости есть сарай для исправных транспортных средств и конюшня.

Кстати, о колесе: известно, что впервые вращали диск в горизонтальной плоскости древние гончары Месопотамии. Еще за 3500 лет до нашей эры гончарный круг позволял изготавливать горшки с ровными стенками. Лет через триста неизвестный изобретатель поставил два колеса на ободья, соединил осью и получил колесную пару. Дальнейшие усовершенствования в транспорте понятны, достижением в механике было применение зубчатых колес. Так появились зубчатые передача, основа многих машин и механизмов.

Виноградник грузинского винодела и немного истории

Виноградарство на поверхностный взгляд – одно из простейших земледельческих занятий, всего несколько операций. Посади, поливай, созревшие ягоды собери и используй, хоть свежими, хоть на приготовление вина. Простота, конечно, кажущаяся, виноградник требует заботы и кропотливого ухода. Несмотря на неимоверную древность использования, подтвержденную археологическими находками, виноград выращивать до сих пор непросто. У древней культуры много болезней и вредителей, что требует грамотных действий.

Время путешествия в Грузию с посещением музея Нумиси по сезону совпало со сбором урожая винограда, годовалые листья начинали увядать.

Сама виноградная лиана долго живет, от 50 до 300 лет, плодоносит однолетними лозами несколько десятилетий. Делится на сорта различного использования – столовые, винные, для сушки на изюм. Сочные мясистые ягоды сгруппированы в компактные гроздья (кисти), удобные для сбора и транспортировки. Содержат много полезных составляющих, разнообразны по вкусу, разнообразие сортов насчитывается около 8 тысяч. Своим виноградником музей Нумиси в сезон демонстрирует посетителям и посадки, и готовую продукцию.

Музей Нумиси на своем винограднике наглядно демонстрирует приемы ухода за лозой, их подвязку и обрезку, без которых не обойтись.

Свежий виноград как непосредственно употребляют в пищу, так и применяют в виде соков, компотов. Изюм, высушенные виноградные ягоды, характерен долговременным хранением и сохранением вкусовых качеств после варки. Активно используется в кулинарии как для напитков, так и в выпечке. Иногда именуется кишмишем, слово персидского происхождения, дословно и означающее – сушеный виноград. Однако изюмные сорта не идут на вино, винные не едят, столовые не сушат, такая вот специализация.

Не только показать, но и поучаствовать в сборе урожая винограда предлагает музей Нумиси прибывшим вовремя посетителям.

Закончим оборванную мысль о древности использования культурного винограда, начато оно за 5 тысяч лет до нашей эры. Разные сорта культивировались в древней Европе и западной Азии, другие выращивали индейцы Южной Америки. Винное применение винограда, которое демонстрирует музей Нумиси, начато в древней Персии. Египтяне и финикийцы, греки и римляне делали виноградное вино, ценили крепкое, но употребляли разбавленным водой. С признанием римлянами христианства в IV веке потребность в напитке выросла из-за обряда причащения.

Музей Нумиси, экспозиция среднего яруса и подвал

Содержимое музея, лишенного витрин и стендов, располагается в живописном беспорядке на полках и стенах. На первый взгляд в представленном уголке нет ничего, связанного с виноделием, но это не так. Представлено множество медных сосудов, чаш, подносов и тазиков, именно такую посуду использовали при ручных операциях. Выставлены емкости и из других материалов, несколько декоративных предметов. Однако музей Нумиси не скован винной специализацией, демонстрирует много старинных вещей разнообразного предназначения.

Прихожая каменного дома, где располагается музей Нумиси, превращена в выставочную площадь без витрин и стендов.

Любителей фотографии привлекают старинные камеры на штативах, охотников – висящее за дверью ружье. Вверху несколько ступок с пестами, тоже медные, этот металл имеет антибактериальные свойства, ранее широко использовался. Часы настенные и настольные, плетения и статуэтки, электрическую и керосиновые лампы надо выискивать по интересам. Отсутствие систематизации экспонатов бросается в глаза, некоторых раздражает, другим нравится, о вкусах рассуждать не будем.

Проходим дальше по этому этажу

Облик помещения напоминает средневековый замок с каменными стенами и мощеным полом, под деревянным перекрытием. Единственной разновидностью выставочного оборудования можно признать стенные полочки, на которых размещены хрупкие керамические изделия. На переднем плане – устройство для раздавливания винограда, дробилка с ручным приводом и ручками для переноски. Решетками обозначены промежуточные емкости для измельченного продукта, находящиеся ниже.

Средний ярус здания музея Нумиси демонстрирует и приспособления для подготовки винограда к переработке, и старинную утварь и мебель.

За решетками – вместительный деревянный стол на массивных резных ножках, с красочной скатертью под чашей с цветами. Сиденья неожиданно простейшие, толстые доски на отрезках толстых бревен. В центре помещения – кирпичные колонны, поддерживающие поперечную опорную балку перекрытия между ярусами. Сбоку деревянная лестница из двух пролетов, ведущая на верхний этаж, пока невидимый из-за развешенных ковров. Под потолком – целая коллекция медных духовых инструментов.

Кстати, о медных трубах: деревенский музей Нумиси собрал приметную коллекцию этой группы музыкальных инструментов. Подобные собрания обычно встречаются в специализированных музыкальных хранилищах, увидеть подобное в винном — неожиданно. Духовые оркестры до сих пор сохранились в некоторых городских парках, многим нравятся. В советскую эпоху их было множество, обязательно присутствовали на двух процессиях. С ними провожали покойников, под них шли демонстрации на 1 мая и 7 ноября.

Другие ракурсы просторного помещения

Кирпичной стенкой огражден спуск на нижний ярус, о доставке оттуда измельченного продукта (мездры) поговорим позднее. Возле стенки – снова развал медных сосудов разнообразной формы, явно старинных. На приступке — коллекция древних угольных утюгов, широко использовавшихся до середины прошлого века, подобная музею утюга. За колонной еще несколько весов, на ней деревянное корыто и неплохой пейзаж. Там же выставлен допотопный примус и нескончаемые медные изделия.

На ограждении спуска в подвальные помещения дома музей Нумиси показывает старые медные емкости, угольные утюги и много чего еще.

Проходим дальше, в святая святых здешнего винодельческого производства, где торчат запечатанные горловины бродильных чанов, квеври. Возле левой стены виден насос помпового типа, наверху подвешены гофрированные шланги, в сборе – система перекачки. К колонне прислонены орудия вмешательства в процесс, длинная мутовка из соснового ствола для перемешивания и приспособление для очистки. Рядом примитивный пресс для отжима, большую коллекцию подобных собрал чешский замок Микулов.

Кстати, об истории: музей Нумиси начинался именно с этого места в буквальном смысле. Винный подвал, по-местному марани, обнаружили при расчистке развалин на приобретенном земельном участке. Винодельню признали исторической достопримечательностью, постройку датировали XVI веком. Возникла идея возрождения производства, большой дом выполнен как надстройка над древним хранилищем вина, чачи, коньяка. Подборка старинных вещей образовалась стихийно, став популярной у посетителей деталью.

Среди многочисленных экспонатов винного музея Нумиси главными являются традиционные чаны для брожения, называемые квеври.

На приступке дальней стены – собрание стеклянных бутылей разнообразных форм, видимо, для налива дегустирующим. Большая синяя емкость из пластика – не музейный экспонат, и для дегустации великовата, она для отходов. Интересные люстры освещают зал, выполненные из колес для телег. Сразу три фонаря типа Летучая мышь здесь не резервные светильники, а экспонаты. Однако задержались мы на этом этаже, музей Нумиси еще много чего намерен нам продемонстрировать, спустимся в погреб.

Выдержка и хранение готовой продукции

В подземной части музейного здания полумрак, мало что можно разобрать и о чем поведать читателям. Вспоминается тот же Микулов с величайшей бочкой Европы, винный погреб замка Битов. Однако здешний подвал, возможно, намеренно толком не освещается, по традиции или из представлений о технологии. Размещенные горизонтально деревянные бочки хранят, скорее всего, запасы чачи, грузинской водки повышенной крепости. Изготовленная из виноградного спирта, она лучше итальянской граппы.

Обнаруженный при расчистке участка под строительство подвал XVI века стал основой основной постройки винного музея Нумиси.

Винные запасы, которые демонстрирует музей Нумиси, трудно с ходу перевести в единицы объема, в штуках – очевидно, что много. О хранении в горизонтальном положении наслышаны ранее, а вот высота штабеля неожиданно большая. Либо это чистая мистификация и бутылки пустые, либо здесь так задумано, чтобы брать их сверху. Для этого должен быть бесперебойный сбыт, но в коммерческий аспект музейной деятельности мы не углублялись. Не распространяемся и о вкусовых качествах продукции, ибо алкоголь рекламировать нельзя.

Готовая продукция с собственного виноградника музея Нумиси дозревает в штабелях бутылок неимоверной численности.

Кстати, о вине: медицинские уверения о пагубности его употребления в значительной степени не соответствуют действительности. Вреден перебор, а он во всем вреден, древние пользу не отрицали, и всем было хорошо. Теперь геронтологи публикуют наметки программы об отсрочке старения, и вино упоминается в большинстве позиций положительно. При этом как вредное – ни в одной, там мясо да сало, выпечка и сладости с газировкой. Это научные данные, до сих пор чаще замалчиваемые, а не реклама.

Экспозиция верхнего этажа в музее Нумиси

В первой части экспозиции верхнего этажа музей Нумиси демонстрирует собрание старинных умывальников, редких и оригинальных. Некоторые почти идентичны друг другу, но отличаются хотя бы древесиной и формой зеркала. Другие более своеобразны, есть и рисунками на раковинах и со шкафчиками. Редчайший объект для коллекционирования, устаревший умывальник обычно убывал в трех направлениях – свалка, дача либо гараж. Выше, на полке, керамические сосуды, не чета простым керамическим внизу.

Многие старинные предметы меблировки демонстрирует музей Нумиси, в их числе целая коллекция умывальников, столы и ширмы.

Выставленные здесь столы вроде бы ничем не примечательны, кроме долгожительства и массивности. Приметна фарфоровая чаша большого размера и неизвестного предназначения, раздвижные ширмы тоже интересны давним изготовлением. Вид на другую сторону помещения показывает коллекцию диванов и шкафов, рваных напольных ковров и три длиннющих полки с сосудами. Снова типичные обитатели загородных домиков и гаражных боксов, спасенные от свалки этой почетной ссылкой. И продолжающие приносить хоть какую-то пользу.

Диваны и шкафы прошлого и позапрошлого веков музей Нумиси демонстрирует наряду с оборудованием виноделия и другими редкостями.

Еще несколько коллекций и одиночных экспонатов музей Нумиси разместил в дальнем конце помещения, вот они. Тремя стопками уложены разнообразные чемоданы устаревших конструкций, их количество явно превышает потребности хозяйского семейства. Предметы из той же категории, годные под инструменты или садовые принадлежности без ограничения срока. Аккордеоны, если у них целы меха и работают клавиши с кнопками, могли бы еще послужить. Ценность гобелена в синих тонах не комментируем, мы не на базаре.

Посещающие музей Нумиси могут увидеть здесь не только винодельческое оборудование и инвентарь, но и многочисленные предметы быта.

Непонятно, как расценивать мебельный набор, выставленный в этой части экспозиции. Если это инсталляция типичного интерьера, разговор один, если простая демонстрация группы экспонатов, — другой. Поскольку вопросы задавать некому, обойдемся без категоричных оценок, поскольку время позднее, музей Нумиси обещал дегустацию. Дело святое, продукт деятельности радушных хозяев необходимо попробовать, мы не за рулем. Рассказа о вкусовых впечатлениях не будет, причины указаны в предыдущем тексте.

Гостеприимный вечерний музей Нумиси

Без подробностей вечерней дегустации, продемонстрируем сумеречный облик террасы, описанием которой начинали рассказ про музей Нумиси. Темнота подробностей не добавила, но обстановка стала уютнее, более камерной. Точка съемки также поменялась в лучшую сторону, большее пространство террасы оказалось в поле зрения. Виноградные листья ярко освещены фонарем, мягкий свет очага освещает все остальное. Над ним вытяжной зонт, так что никакого задымления не образуется.

Вечерние сумерки значительно преображают террасу здания музея Нумиси, освещаемую уличными фонарями и светом очага.

Зато валуны в дорожке и барьере стали выделяться своей фактурой на сером бетоне. Привлек внимание стол, полный камней разных размеров и форм. Если существуют сады камней, почему не быть каменному букету? Однако цилиндрическая печь затмевает по привлекательности все остальное, и яркостью пламени, и необычным устройством. Вернее, слишком обычным, до полной примитивности – просто футерованная бочка с углями на дне. Печь тонэ считается разновидностью тандыра, каждый народ Кавказа их зовет по-своему.

Национальный уличный очаг, грузинскую печь тонэ, в музее Нумиси разжигают не ради освещения, здесь готовят вкуснейшие блюда.

 

Делают эти разновидности очагов или мангалов по-разному, раньше из глины с добавками, сейчас кирпичными. Секрет повышенной эффективности именно в теплоизоляции, создающей условия русской печи. Дров они расходуют немного, тепло держится долговременно, готовить можно все, что угодно. Грузинский хлеб шоти в форме пирожков лепят прямо на стенки, шампуры с шашлыком вешают вертикально на горизонтальный стержень либо другой шампур. Есть в печи и поддувало, без него никак, просто не показали.

Именно необычный мангал оставляет наибольшее впечатление у многих простотой и особенно вкусом приготовленного. Некоторые рисуют эскизы, чтобы сделать на даче, это вполне посильная затея для любого. Только винное послевкусие в других условиях не воспроизвести, поэтому в грузинском путешествии музей Нумиси необходимо обязательно посетить.


Войдите, чтобы добавить комментарий